Избавляем от долгов через
банкротство физических лиц
Бесплатная консультация.
Время работы — круглосуточно
8 800 500-62-75
Списать долги
8 800 500-62-75

Как повлияет на банкротство дарение единственного жилья?

Автор: Анна Калугина
11 апреля 2024
115

Возможное оспаривание сделок должника — один из главных его страхов в преддверии банкротства. Те, кто наслышан о трудностях этого процесса, но не вникал в детали, думают, что у них не только отберут ранее проданное жилье, но и не спишут долги из-за неправомерных действий, а то и вовсе осудят за мошенничество.

Но сделка сделке рознь. К чему может привести дарение единственного жилья при банкротстве — то есть ситуация, когда человек намеренно оставляет себя вообще без какой-либо «крыши над головой»? Поделимся с вами несколькими примерами из судебной практики.

Что говорит закон?

Пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве дает возможность признания недействительности сделки, направленной на причинение вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка). Необходимо, чтобы одновременно соблюдались следующие условия:

  • сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  • сделка принесла вред имущественным правам кредиторов;
  • другая сторона сделки знала или должна была знать об этой цели должника к моменту совершения сделки.

При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает заявителю.

Цель причинения вреда кредиторам предполагается, если есть одновременно два следующих условия:

  • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества,
  • имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым-пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Позиции высших судов

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 года №15-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ и пункта 3 статьи 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И.Ревкова» определены подходы о возможности ограничения исполнительского иммунитета (то есть защиты от взыскания) для жилья, единственного пригодного для проживания.

Как полагает суд, исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений создан для гарантии гражданину-должнику и его семье нормального существования без нарушения конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, однако он не носит абсолютный характер.

Исполнительский иммунитет не предназначен для сохранения за гражданином-должником жилого помещения в любом случае. В применении исполнительского иммунитета суд может отказать, если доказано, что ситуация с единственно пригодным для постоянного проживания помещением:

  1. искусственно создана должником со злоупотреблением правом,
  2. сложилась объективно, но размеры жилья, которое у него остается, в разы превосходят нормы предоставления жилых помещений по социальному найму в его регионе.

В первом случае суд вправе применить последствия злоупотребления — отказать в исполнительском иммунитете для объекта (пункт 2 статьи 10 ГК РФ). Во втором случае суд должен разрешить вопрос о возможности (как минимум потенциальной) реализации жилья должника на торгах с таким расчетом, чтобы за счет вырученных средств должник и члены его семьи могли получить замещающее жилье (не меньшей площадью, чем по нормам предоставления на условиях социального найма), а требования кредиторов были бы существенно погашены.

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 07.10.2021 №304-ЭС21-9542(1,2) по делу №А27-17129/2018 сказано, что правовая возможность возврата по недействительным сделкам имущества в конкурсную массу важна для правильного решения спора по оспариванию сделок: суд должен решить и вопрос о перспективе применения ограничения исполнительского иммунитета. Ведь результатом оспаривания сделок должника может быть только возвращение имущества в конкурсную массу, а определение его дальнейшей судьбы происходит в иных процедурах.

Как применяют эти нормы на практике?

Кейс 1. Должник дарит квартиру детям

Екатеринбургские суды первой и апелляционной инстанции, рассматривая дело №А60-24454/2019 о банкротстве гражданина Бурнина В.Г., затянувшееся на несколько лет, в 2021 году узнали от строгого и явно не дружественного должнику финуправляющего, что в марте 2016 года мужчина подарил двум своим детям «трешку», в которой дети проживали вместе с его бывшей супругой после развода.

Финуправляющий заявил о применении последствий недействительности сделки в виде возврата квартиры в конкурсную массу. Дело осложнялось тем, что оно было возбуждено после привлечения Бурнина к субсидиарной ответственности по долгам подконтрольной ему фирмы.

Суд первой инстанции сохранил дарение в силе, но кредитор, поддерживавший управляющего, пошел во вторую инстанцию, напомнив, что конкурсная масса пуста, а реестр требований кредиторов превысил 38 млн руб. Заявитель счел необоснованными ссылки на исполнительский иммунитет, поскольку вопрос о защите исполнительским иммунитетом должен решаться после формирования конкурсной массы; сам по себе факт «единственности» жилья не является основанием для отказа в признании сделки недействительной.

Кроме того, при разрешении вопроса об исполнительском иммунитете суду следовало разобраться, считается ли данный объект роскошным и чрезмерным для нужд должника с учетом прав его кредиторов, а также провести рыночную оценку.

Апелляционный суд задался вопросом о целесообразности оспаривания сделки и согласился с первой инстанцией в том, что дарение состоялось за пределами трехлетнего периода подозрительности, определенного пунктом 2 статьи 61.2 ФЗ «О банкротстве». Если рассматривать сделку как мнимую уже по нормам ГК РФ, то стороны осуществили фактическое исполнение по сделке, она была реальной и привела к предусмотренному законом правовому результату, на достижение которого и была направлена воля сторон при ее заключении, поэтому суд не счел ее мнимой.

Какой-либо противоправный интерес в дарении отсутствовал: квартира была приобретена должником задолго до брака, рождения детей и создания компании, по обязательствам которой он был привлечен к субсидиарной ответственности.

Поскольку именно ради того, чтобы заранее обеспечить детей недвижимостью, должник произвел дарение единственного жилья детям, банкротство фирмы и его личное банкротство не имеет к этому дарению никакого отношения. Доказательств злонамеренности дарения с целью нанести вред кредиторам суд не нашел.

Спорная квартира была единственным пригодным для проживания членов семьи должника жильем, а значит, не могла попасть в конкурсную массу. Ограничение исполнительского иммунитета из-за площади квартиры здесь применяться не могло: «трешку» никак нельзя было назвать роскошной для трех человек.

В результате суд апелляционной инстанции оснований для удовлетворения жалобы кредитора не нашел.

Кейс 2. Должник «извлекает» жилье из конкурсной массы

В деле о банкротстве № А03-14122/2017, которое тянется уже седьмой год, активность проявил сам должник, пройдя несколько инстанций для защиты своих прав.

Гражданин Гец А.А. попросил суд исключить из конкурсной массы принадлежащие ему 1/2 жилого дома общей площадью 160,7 кв. м как единственное жилье для его семьи и 1/3 земельного участка площадью 1 000 кв. м. Суд первой инстанции учел, что в доме проживают должник, его жена и трое несовершеннолетних детей, и пошел навстречу должнику.

Но в дальнейшем апелляция и кассация отказали Гецу из-за злоупотребления правом: ранее должник подарил недвижимость своим детям, и по заявлению финансового управляющего договор дарения от 19.10.2015 года признали недействительным как мнимый. В итоге право собственности должника на спорное имущество восстановили. Его действия признали злоупотреблением правом, которое влечет отказ в применении исполнительского иммунитета.

В свою очередь, Верховный суд РФ пояснил: к числу злоупотреблений, влекущих отказ в исполнительском иммунитете, относят приобретение формально защищенного от взыскания жилья. Дарение имущества детям хоть и может стать основанием для отмены сделки, но никак не станет причиной для отказа в защите от взыскания.

Таким образом, если целью дарения было обеспечение единственным жильем семьи с несовершеннолетними детьми, отказать в исполнительском иммунитете нельзя. Кроме того, финуправляющий не подтвердил чрезмерности имущества для семьи должника, а в случае продажи — соразмерности ожидаемой выручки и долгов перед кредиторами.

Поэтому ВС оставил в силе определение суда первой инстанции, считая, что жилое помещение должника обладает абсолютным исполнительским иммунитетом — для него и для его семьи.

Если вы оказались в похожей ситуации в ходе банкротного дела или только готовитесь к банкротству, то вам необходима личная консультация юриста: вы сможете узнать, что защищается исполнительским иммунитетом и как отстоять интересы своей семьи.

Поможем законно списать долги

Юрист перезвонит через 1 минуту и проконсультирует. Это бесплатно.

 

Автор: Анна Калугина
522 публикации
Специализируется на банкротстве и антикризисном управлении. Также консультирует по вопросам гражданского, корпоративного, семейного права. Имеет опыт работы в госорганах — Росфинмониторинге и ФНС России, а также в крупнейших российских финансовых организациях.
Предыдущая статья
Банкротство заемщика: что будет с поручителем по кредиту?
Следующая статья
Стоит ли пытаться списать долг в МФЦ, если еще не получал исполнительного листа?

Поможем Вам
избавиться от всех долгов

Наш юрист перезвонит вам в ближайшее время

Олег Калинкин

Cтарший юрист отдела банкротства физических лиц